вторник, 24 июня 2014 г.

Люди мира сего (7 глава, часть первая)

 Подзабросил я свой блог. Ну да, такой я необязательный человек, сложно мне работать если я не вижу отдачи. Но! Сегодня дёрнул чёрт меня посмотреть статистику блога, и увидел что кто-то таки меня читает. И читает именно Людей... Ну что ж постараюсь взять себя в руки и порадовать человека чем смогу. И так очередная глава, а точнее первая её часть.
Ян
В мире тотального контроля людей, единственное, что осталось интимным и личным, была личность человека. Людям было всё равно сколько других людей видят его тело, никого не заботило и не интересовало кто с кем и когда гулял или занимался сексом, подавляющему большинству было безразлично застали их в туалете и ванной видеозвонком. Однако их пугали прямые вопросы "А зачем вы это сделали?" или "Что вы обо мне думаете?" Мысли, поступки и мотивация, только это считалось интимным, только в это не позволялось лезть другим, это тот уголок куда можно забиться в трудную минуту, это то место куда запрещено заходить другим.
Однако у Яна было почти неприличное хобби – он любил изучать людей, особенно интересных людей. Вот например если бы он знал, как провела прошедшие сутки Ольга, он бы сильно порадовался, с удовольствием просмотрел бы записи и с ещё большим удовольствием после всего этого пообщался с Бертом. Гораздо сильнее Ян бы радовался, если бы подслушал её мысли перед знакомством с Бертом. Но Ян всего этого не знал, он находился в своей каюте и ругал себя на чём свет стоит, его самолюбию был нанесён жестокий удар.
"Это же надо быть таким идиотом, – размышлял Ян, медленно курсируя по периметру каюты, – вообразил себя знатоком человеческой натуры, придурок несчастный. С чего ты вообще взял, что понял этого человека и можешь предсказать его поступки. Тоже мне нашёлся… даже слово то к себе подобрать не можешь". Это продолжалось уже с полчаса, после того как он уяснил что с Дейвом ему поговорить не удастся. Если бортинженер не хочет с вами встречаться, то вы его на корабле никогда не найдёте. Естественно, не потому, что корабль большой, современные звездолёты даже наоборот – маленькие, а потому, что перед вами не откроются некоторые служебные двери, или бортинженер может оказаться в таких местах, о которых простым смертным и знать-то не положено, ведь пустот в корабле гораздо больше, чем это кажется пассажирам.
Ян специально вернулся на корабль на пару часов раньше, его интересовал Дейв с профессиональной точки зрения. Таких людей Яну ещё встречать не приходилось, но он уже в голове просмотрел с пяток психологических схем, которые могли бы подойти для Дейва. Ян прошёл в свою каюту, скинул с руки компьютер, бросил на стол пакет с плащом и кое какими продуктами, которых на корабле явно недоставало. Его план был прост, а потому, как казалось Яну, надёжен: вернуться на корабль пока здесь нет Ольги, "случайно" наткнуться на Дейва, или в крайнем случаи разыскать его и поговорить, благо повод для начала разговора был – ему вполне серьёзно надо обсудить гравитацию на корабле. Ян взял из пакета две баночки пива и направился в кают-компанию, там он сел на своё любимое место. Одну банку Ян поставил на стол, на другой нажал на скрытую кнопку, банка раскрыла диафрагму и превратилась в стакан. Как шпион из дешевого фильма он сделал пару глотков с большими перерывами – пиво было холодным с в меру насыщенным вкусом. Молчун не появился, Ян закрыл диафрагму своего пива взял вторую банку и якобы от нечего делать направился в рубку. В рубку компьютер его пропустил, но Дейва здесь не было. Ян осведомился у корабельного компьютера, где находится бортинженер. Компьютер сообщил, что бортинженер на борту, но очень занят и подойти не может. Ян, в свою очередь пояснил, что и не собирался отрывать Дейва от работы, и что он сам собирается подойти к нему, после того как компьютер объяснит, где конкретно он находится. На что компьютер, всё время извиняясь, сказал, что он никак не может указать его местоположение. Ещё немного попрепиравшись с корабельными мозгами, Ян убедился – те получили однозначный приказ своего капитана – никого к себе не подпускать. Сначала это даже развеселило Яна, ведь это тоже немаловажная черта психологического портрета. Затем самодовольство сменилась разочарованием, в конце концов он готовился к этому разговору, специально придумывал формы вопросов на которые нельзя ответить кивком или ответить односложно. После наступила злость на свою собственную глупость. Пометавшись пол часа по звездолёту, Ян начал успокаиваться, он вернулся с недопитым пивом в кают-компанию.
"Ну да он честно выиграл первый раунд, – рассуждал Ян, – но мне с ним ещё лететь и лететь, успею поговорить, никуда он не денется. И очень удачно сложилось, что я посидел в зале и как бы скучал, Молчун обязательно просмотрит запись, а я, если что, скажу что искал его просто так из скуки".
Когда Ян уже почти убедил себя, что здесь не было его просчёта и во всём виноват случай, произошло нечто неожиданное – в кают-компанию вошла девушка. Ян сидел к вошедшей спиной и потому не особо удивился женским шагам – он решил что вернулась Ольга и не обращая на это внимание продолжал, впрочем уже не так активно, упиваться презрением к себе.
– Здравствуйте.
Ян еле вздрогнул услышав незнакомый голос, развернул кресло и стал с интересом рассматривать маленькую блондинку с голубыми прядями во вьющихся волосах. В причёску она вплела три искусственных колокольчика, впрочем возможно они были живыми. Платье незнакомки, красивого фасона, опускалось почти до туфелек, правый рукав переходил в перчатку, левый заканчивался чуть ниже локтя не доходя до компьютера. Мариновые с белым тона платья и туфель гармонировали с её ярко-голубыми глазами, и синими ногтями. Образ юного невинного создания портил огромный чемодан, он видимо немного левитировал так как она держала его одной рукой.
– Здравствуйте. – "У нас что компьютер отказал? Отдала бы чемодан роботу, как все нормальные люди, или это особая форма продемонстрировать свою независимость?"
– Вы Ян. – Ни то спросила ни то утвердила Синеглазка, и не дожидаясь ответа продолжила: – А я Вик.
– Очень приятно. – Ян продолжал недоумённо смотреть на гостью с чемоданом.
– Меня Ольга наняла генетиком. – Ответила она на вопросительный взгляд. – А Вы меня совсем не помните?
– Нет. – Признался Ян.
– Я на два курса младше вас, пару раз мы вместе отмечали праздники.
– А-а-а! – Произнёс Ян, но сам себе признался, что ничего ни помнит. – Хочешь пива?
Вик нерешительно опустила чемодан на пол и присела за стол:
– Спасибо.
– Ольги пока нет, а бортинженер чем-то занят, я же без понятия какую каюту вам занять, так что придётся пока подождать, или если хотите можем узнать у компьютера где Ваша каюта.
– Да нет спасибо, я подожду Ольгу.
Ян отметил скованность речи и поведения девушки, а так же то, что она хоть и взяла протянутое пиво, но открывать его не спешила. "Интересно, что такая скромница, и наверняка заучка, могла делать на наших вечеринках? Небось подруга или дружок притаскивали." – Подумал он, а в слух соврал:
– Кажется я припоминаю, Вики, Вики, а ты с подругой всегда приходила, да? Сейчас вспомню с кем… э…
– Келли. – Подсказала Вик не переставая крутить банку пива в руках.
– Точно! Келли! – а про себя добавил – "Ну, это имя хоть на слух знакомо".
Поддельное воспоминание слегка разрядило обстановку, но новая спутница явно всё ещё чувствовала себя неуютно, она молчала и поминутно меняла позу в кресле. Ян, напротив, привольно развалившись потягивал пиво. Его не напрягало долгое молчание, даже наоборот ему это нравилось. Занимаясь своим любимым делом (изучением очередного психологического портрета) Ян осознавал состояние собеседницы, но ничего не собирался предпринимать для его облегчения. Он, конечно, мог бы болтать без умолку о всякой ерунде или рассказывать анекдоты, но это бы не помогло Вики перебороть неудобство. Наоборот, она бы спрятала свою стеснительность за серьёзные разговоры ни о чём, да глупое хихиканье, и ещё дольше привыкала бы к новому коллеге. Ян уже почти не сожалел о несостоявшемся разговоре с Дейвом, неожиданная встреча с Вик сулила не менее интересные впечатления. Его так и подмывало спросить, каким образом она дожила до своих лет и осталась стеснительной девушкой, но этого спрашивать никак нельзя. Во-первых, это не прилично, но главное на взгляд Яна, для застенчивой особы это слишком жестокий вопрос, а во-вторых, гораздо интересней выяснить это самому. Наконец Вик не выдержала молчания:
– Ян, простите за нескромный вопрос, а это Вы написали "Хаос".
– Да. – "Ну конечно, вопрос "как дела?" не подходит, а других тем у нас просто нет, остаётся "Хаос"".
– А если не секрет, кем Вы будите на станции? Ксенопсихологом?
– Нет. Нянькой. – "Вот, это уже значительно лучше, глядишь скоро на "ты" перейдём".
Вик рассмеялась тем самым глупым хихиканьем. Ян лишь ухмыльнулся в ответ на её смех. Он допил пиво и продолжая изучать собеседницу, размышлял, не стоит ли закурить сигаретку.
"Ведь тебе никак не меньше пятидесяти (училась со мной), за столько лет жизни любая стеснительность должна вытравляться напрочь. И одета ты не в пример стильно и подходяще к своей стеснительности. Видимо ты любишь и ценишь свою скромность. Девочка-припевочка, укрощающая мачо взглядом смущённых, полуопущенных глаз. Наверняка у каждого твоего мужчины создаётся впечатление, что именно ему, и только ему ты смогла доверится в первые же сутки. Эдакая Сирена, хотя нет, Сирена как раз соблазняла красотой голоса и тела, а ты слабостью. Тогда Хромуля, та что с заду походит на раненую Суру, а на деле клыкастая и ядовитая."
– Багаж-то что у шлюза не оставила?
Стеснительная девушка смущённо улыбнулась и покраснела до кончиков ушей.
– Это не багаж, багаж я оставила, это мой киберпёс.
– Киберпёс? Серьёзно? Покажи! – "Что ж так сильно то смущаться – у каждого свои игрушки, у меня искусственные мозги, – у тебя собака. Правда дорогие игрушки, типа моей, не вызывают насмешек – только зависть, но ты же в конце концов находишься на научном судне в компании Почти_учёного_человека".
Ещё больше покраснев Вик открыла чемодан. Содержимое чемодана в принципе напоминало собаку из стали, но только порубленную опытным мясником и любовно уложенную в ящик живодёром. Киберпёс начал оживать.
– Его Ремми зовут. – Пояснила хозяйка.
Действо напоминало фильм ужасов: на вид отделённые от тела и неестественно согнутые лапы защёлкивались на положенных местах, выправляли суставы и принимали более привычные человеческому глазу формы. Безголовое тело с широкой бороздой на месте позвоночника, встало, затем село, пальцы на передних лапах вытянулись в короткие кисти. Новоиспеченные руки с ловкостью солдата собирающего автомат собирали свою голову. Собрав и водрузив её на себя Ремми принялся методично подбирать оставшиеся парные и непарные детали и прилаживать к различным участкам туловища, головы и конечностей, одновременно аккомпанируя тихим жужжанием и щелчками. На последнем этапе сборки пёс вылез из чемодана выдвинул из туловища хвост, а из морды вибрисы, глаза тускло засветились зелёным светом, пальцы лап приняли нормальный размер, пустой чемодан сложился пополам, затем сложился ещё три раза превратившись в длинный прямоугольник, кувыркнувшись собака ловко встроила прямоугольник на место недостающего позвоночника. Робот был активирован.
Перед людьми стоял хромированный пёс ростом примерно метр в холке, длинные стройные лапы (не просто "подпорки", а рельефная скульптура, совершенство формы и функциональности), подтянутый живот, грудная клетка с чуть выпирающими рёбрами, достаточно длинная шея и восседающая на ней грациозная голова. На первый взгляд Ремми походил на породистого дога, но приглядевшись в нем обнаруживалась изрядная примесь гепарда. Биологическую внешность нечего не омрачало: в суставах ни одной видимой щели, по всему телу ни глупой, яркой ни кому не нужной индикации, ни громадных кнопок, ни уродливых портов и штампов не наблюдалось. Хром, плотно закрытые панели, до включения неотличимые от поверхности индикаторы, только подчёркивали элегантность и красоту существа. Яну пришлось признать – дизайн собаки являл собой совершенство, он органично сочетал в себе всё лучшее от роботехники и природы, весьма редкое явление в наши дни.
– А почему кибер то? В нём есть что-то биологическое?
– Ну-у вообще-то есть, да тем более их несколько моделей и некоторые из них покрыты не полимерами, а кожей, а вообще "киберпёс" это просто название продукции.
Ремми преданно, но с гордостью во взгляде, глядел на хозяйку, кончик хвоста слегка вилял, изредка он переступал с ноги на ногу, двигал ушами или приоткрывал пасть (зубы у него оказались белыми), в общем, вёл себя как живая хорошо воспитанная собака.
– Насколько он полифункционален?
– Ну, лампочку вкрутить сможет. – Ухмыльнулась Вик. – Ремми покажи трюк.
Собака огляделась, отошла к стене, развернулась к противоположной, двигалась она совершенно бесшумно, слегка присела как перед прыжком, а затем неожиданно резко с невероятной скоростью рванула вперёд. Примерно за два метра от стены Ремми прыгнул, со стальным звоном оттолкнулся от стены всеми лапами, затем от потолка задними и закончив кувырок мягко с тихим стуком приземлился на четыре лапы. Замерев на секунду с полусогнутыми суставами как истинный отлет, пёс выпрямился и лёгкой трусцой оббежал Вик с левой стороны и сел под правой рукой. Рука хозяйки органично и естественно легла на голову Ремми, она почесала его надбровье и потрепала уши:
– У-умница мальчик мой, умница, очень эффектно, молодец.
Собака довольно хлопнула челюстями, учитывая что губы пса, как и всё остальное, на вид были стальными их живое движение и хлопающий звук выглядели оригинально.
– Впечатляет. – Признался Ян. – Можно? – Для проформы спросил он.
– Ну конечно! Он без особой необходимости не кусается. – Также для проформы пошутила Вик.
Ян несколько раз погладил его от холки до хвоста приговаривая "Краса-авец, краса-авец". На ощупь покрытие оказалось гладким и тёплым кое где ощущались скрытые панели и кнопки, но именно что лишь слегка ощущались для простоты пользования. Определить на ощупь метал это или полимер было трудно, но учитывая превосходную эластичность материала Ян склонился на сторону пластика но не исключил и метал или композит на его основе. Ян прикинул его вес, даже с учётом лёгких материалов он весит никак не меньше килограммов двадцати - тридцати.
– В него встроен антиграв?
– Да нет, что ты, это он так ловко приземляется.
– А как ты его несла?
– Ну, когда он трансформирован в чемодан на нём действительно замкнута цепь магнитного левитатора. – Вик отчего то опять начала краснеть. – Он мне сообщил, что здесь есть магнитнопогрузочная полоса по ней я и пришла сюда.
Все предыдущие мысли Яна вытеснила новая игрушка – по мимо главного хобби, у Яна было вытекающее из первого второстепенное хобби – био- и кибертехника. Он достаточно хорошо разбирался в современной технике, не как профессионал конечно, но и не на уровне дилетанта. Ян по настоящему ценил современные технологии. Нынешний обыватель не замечает сколько волшебства и магии творится вокруг, да и внутри него. Вряд ли среднестатистический гражданин до конца осознаёт, что такое старость, или как это доживать всего до восьмидесяти, а то и до сорока лет. Вряд ли он понимает, что может не быть еды или питья, для него "голод" это задержка еды часа на три-четыре. Мало кто поверит, что когда-то люди болели не реже двух-трёх раз в год. Да даже, скорее всего, мало кто понимает, что раньше люди не имели возможности перебраться через океан, а иногда и просто на другую часть континента. Для современного человека наши технологии банальность, он остаётся молодым до самой смерти, он практически ни когда не болеет и ни когда не голодает (даже если он не работает), и преодолеть пару тысяч километров для него плёвое дело. И если он не замечает таких значительных вещей, то как он заметит такие малые и повседневные чудеса которые видит Ян и ему подобные люди?
Вот и сейчас Ян видел перед собой явный образчик современного чуда: "Да, – признал Ян – это не детская игрушка, настоящий полифункциональный кибер в красивой обёртке. Небось за таких собак, кошек, и тому подобных зверушек в колониях друг другу горло готовы перегрызть. Он, поди, и звездолётом управлять умеет".
– Он разговаривает?
– Только если специально попросить, а так нет, только изредка лает, ну там рычит и тому подобное.
– Машину водит?
– Да. – Вик опять начала контрастировать со своим нарядом. – Когда я его с собой беру всегда пилотирует он.
– Понятно. Замечательная машина. Слушай, а зачем ты надела компьютер? Он ведь наверняка полностью заменяет его.
– Ну, да заменяет, – краска начала заполнять глубокое декольте, – Я его одела для завершённости туалета, кроме того я ведь не везде хожу с Ремми.
– Ну и зря, как я сказал, это замечательный кибер, и здесь нечего стеснятся. – Ян решил больше не поднимать личные темы.
– Вик, а он гуманоидную форму может принимать?
– Ну, да. Ремми встань.
Пёс встал на задние лапы, ступни слегка разошлись, суставы изменили направления, грудная клетка раскрылась как чемодан и передние лапы оказались на положенном для человека месте. Опять появились короткие кисти рук, стальные усики и хвост напротив – задвинулись. Шея с головой приняли вертикальное положение, морда немного сплюснулась.
Это был типичный гуманоид, но на человека он походил с большой натяжкой, причём Ян видел непохожие на людей гуманоидные дизайны, которые тем ни менее обладали красотой, грацией или изяществом, но этот гуманоид был настоящим уродом. Конечно, Ян понимал, сделать толкового трансформера, красивого и функционального во всех формах, ужасно трудно, одна форма резко ограничивает дизайн второй, но это не ослабляло полученного Яном плохого впечатления.
– Вот с таким точно не стоит по улицам ходить. – Не сдержался Ян.
Вик покраснела. Ремми взглянул на Яна с обидой. Ян тоже немного смутился.
– Тарнсформируй его обратно. – Еле слышно добавил Ян.
– Ремми, давай. – Так же тихо скомандовала хозяйка.
На время обратной трансформации воцарилась неуютная тишина если не считать тихого жужжания и щелчков. Ян вернулся в кресло кляня себя на чём свет стоит, глубоко вдохнул и его отпустило.
– У него ещё какие-нибудь формы есть?
– Ну, нет. Только чемодан для транспортировки и хранения, и две рабочих прима-форма – собака и бета – гуманоид. Ещё естественно всякие переходные если требуется. Он у меня, честно говоря, больше для интерьера. Он, конечно, ведёт домашнее хозяйство, делает покупки, ну, в общем, полностью заменяет домашний компьютер, но это только крошечная часть его ресурсов. Я в общем-то до конца и не знаю всех его возможностей, это же колониальный бот, а где в нашем мире ещё есть схожие с колониями условия? Так что можно сказать, что я с помощью компьютера два плюс два складываю. Блажь, да и только. Здесь, в цивилизованном мире, большинство его считают детской игрушкой, по этому я и стесняюсь его везде с собой водить. А ты сразу отличил его от игрушки, ты уже видел колониальных киберов? – При слове "ты" голос Вик слегка дрогнул.
– Видел, правда они были совершенно другими. Просто у меня тоже есть подобная блажь.
Дрогнувший голос Вик и собственная оплошность начали было возвращать Яну предыдущие настроение, он уже задумывался над своими следующими вопросами, когда услышал шаги Ольги. Ольга явилась в том же красном платье, что и уходила. За ней катился многорукий робот, в одной руке он нёс три бутылки вина во второй букет цветов, а остальные четыре руки безвольно свисали. Сама Ольга помимо компьютера и платья обременила себя полевым маком. На взгляд Яна мак жутко шёл бы к её красному туалету, но синяя обёртка всё портила.
– Ви-ик!!! Привет!
Ольга подбежала к девушке и они поцеловались в губы, чему Вик смутилась. Ян сразу отметил: "хотя они явно и были близко знакомыми, с их последней встречи прошло уж пару лет точно".
– Привет Ян. – Она поцеловала и его.
– От чего так горячо? Ты провела двое суток в постели? – Поинтересовался Ян.
– К сожалению нет, но я встретила принца.
– И что? Ты улетаешь с ним, а мы все уволены?
– Ян ты такая язва.
– Спасибо, я знаю.
– Нет, вы не уволены, к сожалению, современные принцы исчезают после первых же суток. Но он оставил подарок, который мы сегодня же разопьём! Устроим вечеринку старых друзей?
– Да ты знаешь, я уже пиво выпил. – Ян угрюмо посмотрел на вино (робот всё составил на стол и укатился прочь) и со вздохом добавил: – Но от вина не откажусь.
– Ой, а может быть попозже? Я ещё даже с дороги не переоделась.
Ян глянул на Вик, но даже бровью не повёл, хотя очень хотелось содержательно выразиться. Девушка стояла, держа одну руку другой, и Ян просто сказал:
– Вик, да у нас впереди неделя! Мы можем начать когда угодно. А вообще-то, я считаю, что ты и так смотришься замечательно.
– Спасибо, но всё же я бы предпочла… Оль не подскажешь где моя каюта?
Ольга заворожено наблюдавшая за киберпсом, чуть не вздрогнула:
– Да конечно, компьютер покажи дорогу в каюту Виктории. Кстати Вик, я уже отправила туда твой багаж.
С виду весь пол на корабле (кроме кают – там были ковры) имел матово-стальной цвет. Как сказал бы Ян – "стандартный серый пол", но сейчас на полу засветилась мягким белым светом полоса шириной десять сантиметров. Уже много столетий такими полосами-проводниками оборудуют практически всё, от кораблей и супермаркетов до городских улиц и подъездов, но Ремми сделал вид крайнего собачьего удивления. Для начала шарахнулся от неожиданной вспышки под лапами, а затем, тщательно вынюхивая полосу (как будто она могла чем ни будь пахнуть), поплёлся в сторону левого коридора.
– Ты мне про этого робота говорила?
– Ну, да. Ну так через сколько мне приходить?
– Не знаю. Мы сейчас стартуем… Короче, как получится так получится.
Виктория слегка кивнула хотела что-то сказать, но передумала и последовала за своим питомцем. Её походка очаровывала женской грацией. Ян с трудом оторвал взгляд от её бёдер:
– Ты давно её знаешь?
– Да, давненько. – Ольга тоже с интересом рассматривала Вики.
– Она всегда была такой застенчивой?
– Да.
– И так же безупречно одевалась?
– Нет. Этого я за ней не замечала. Мы давно не виделись. А что она тебя прельстила?
"Очень занимательная девушка, очень" подумал Ян, а в слух добавил:
– Ну… Может быть, может быть… По крайней мере мыслями моими завладела. Ладно, Оль пойду я старт в кроватке встречу, – Ян ухмыльнулся, – а то что-то мне моих глазок жалко.
Ольга глянула исподлобья:
– Вот Ян, ты ни когда не задумывался, почему от тебя уходят все женщины?

Комментариев нет:

Отправить комментарий