среда, 28 мая 2014 г.

Ещё одна глава рукописи

Ольга
Ольге вдруг стало тоскливо, и она решила вернуться в свой номер. Тем не менее, она не спеша допила сок, но аппетитные на вид виены оставила нетронутыми. Дотронувшись до столешницы, Ольга расплатилась за еду и двинулась к выходу из кафе. Кафе выглядело как тысячи таких же во всех уголках цивилизованного мира, светлые серо-белые тона, небольшая автоматическая стойка бара, десяток столиков переливающиеся нежными цветами или показывающими экраны и тихая спокойная музыка. За тремя столиками сидели пары, возможно молодые люди, а может и "умудрённые опытом старики" как она сама, или старше. Вокруг столиков сновали роботы-официанты, все с плавным, намекающим на женские линии, дизайном.

 
Проходя мимо зеркала Ольга взглянула, на себя: "стройная свежая девушка, почти без макияжа, с красивыми струящимися волосами в элегантном красном платье. Я тоже могла бы сидеть в кофе с молодым человеком слушать сплетни и анекдоты".
Периодически ей этого так хотелось что она была готова рыдать. В такие моменты Ольга не понимала, зачем занимается своей работой.
"Я уже всего достигла, у меня есть положение в обществе, имея синий значок можно не беспокоится о работе, она найдётся всегда. Впрочем, имея синий цвет некоторое время можно пожить и на пособие".
В минуты острого одиночества Ольга не понимала, зачем ей эта станция на отшибе цивилизации, что её заставило подписать контракт.
"Деньги? Да, там платят хорошо, но мой счёт пополнялся и три и четыре года назад – я не успеваю тратить то что зарабатываю. Социальный статус? Есть ли у меня хоть один знакомый с фиолетовым допуском? Один есть, мистер Тилрой, но ему уже около четырёхсот, и это абсолютно чокнутый учёный, которого кроме работы больше не чего не интересует. Но, я то не такая, я, помимо работы, хочу жить и наслаждаться жизнью. Или я как раз такая как мистер Тилрой?.."
Ольга оторвалась от зеркала и вышла из кафе. Алея пахла сыростью, легкий искусственный ветерок ласкал кожу и играл волосами. Сумерки скрыли потолок и балконы других палуб, создавалось впечатление открытого пространства. Ольга взглянула на часы – на станции "Дверь в лето" темнота опускалась в пятнадцать часов по стандартному времени. Алея "Эльфийский лес" простёрлась почти на километр в длину и образовывала полное кольцо в ширину, это была главная достопримечательность данной станции-портала. Деревья до десяти метров высотой слегка подсвечивались снизу, что создавало сказочное впечатление, но Ольга не обращала на это внимание идя по тропинке в сторону своего отеля. Она знала что завтра проснётся и все её страхи и сомнения рассеются, так было уже не раз, этот приступ хандры не нов, но сейчас это знание никак не помогало.
"Ну хорошо, – рассуждала Ольга, – мистер Тилрой, а ещё кто? Из близких знакомых и коллег никого, ну может человек пять, наглядно знакомых, и имеют фиолетовый цвет. А ведь я не простой обыватель, я общаюсь в сфере науки! Стало быть, до фиолетового уровня мне не дослужиться, тогда за кой чёрт я работаю?"
Ольга рассеяно озиралась по сторонам, где-то за деревьями играла музыка, недалеко гулял мужчина. Поймав взгляд Ольги он улыбнулся в ответ, нагнулся, сорвал цветок и продолжил идти куда-то в сторону Ольги.
"Я продолжаю работать чтобы не стать такими как они, – Ольга чуть не кивнула в сторону молодого человека, – это же зомби, я хоть как-то живу, а это натуральные зомби только живые. Они из-за дня в день делают одно и тоже, едят одну и туже пищу, смотрят одно и тоже по ящику, разговаривают из-за дня в день об одном и том же с одними и теми же людьми. Я просто не хочу быть зомби". – Рассудила она.
Ольга вошла в ярко освещённый лифт – в закрытых коридорах свет горел круглосуточно. Она поморгала, привыкая к освещению, и назвала номер уровня, до её номера осталось три палубы вверх (или к центру). Её предыдущие здравые рассуждения почему то не успокоили.
"Ну ладно, допустим я живу, а они нет, но почему тогда им хорошо, а мне нет? Ведь они живут как автоматы и счастливы. А я… А мои мысли, то что делает меня Человеком, меня убивает. Неужели быть животным с одними инстинктами намного лучше? Почему тогда я этого не хочу? Я что больная мазохистка? Впрочем половина моего окружения видимо тоже. Взять того же Яна, у него же тоска в глазах всегда, когда он не шутит, правда шутит он почти всегда. Заперся в своём болиде, чего он спрашивается там делает целыми днями, веселиться, что ли со своим сверх умным компьютером? Нет. А раз нет то значит думает о всякой фигне, как я сейчас. Или нет?.. Думает, думает, взять хотя бы его "Хаос" – да он сквозит обреченностью и тоской, по крайней мере, издание для синих и выше."
Двери открылись, и Ольга упала в кресло. Её одноместный номер был выдержан в строгом стиле: диван полумесяцем и два кресла располагались кольцом в центре зала, в этом кольце стоял журнальный столик, на нём валялась книга Яна. Справа у стены стоял стандартный терминал, рядом, трансформированный в компактный куб, обслуживающий робот, (Ольга его так не разу и не включала). Остальную часть стены занимали прозрачные ящички и полки, предназначенные для разной мелочи постояльцев. На одной из полок лежали Ольгины кофточка, карта с письмами и отчётом, и стакан недопитого пива, незанятые полки администрация отеля сочла нужным обильно уставить голографическими статуэтками и цветами. На левой стене через равные промежутки располагались четыре двери: в туалет, в ванную комнату, в гардеробную комнату и в спальню. Противоположная от входной двери стена по традиции являлась огромным монитором.
Ольга взяла "Хаос" в руки. Это была обычная интерактивная книга – то есть плоский экран формата тридцать на двадцать пять сантиметров, плюс один стандартный порт для подключения всеразличной периферии. В режиме ожидания на прозрачном экране красовалось чёрными буквами название книги, а в нижнем левом углу небольшой синий квадрат со значком включения. И всё. Ни каких иллюстраций, ни каких спецэффектов, даже краткого описания книги и то не было, но в этой простоте крылась таинственная магия, эта невзрачная обложка создавала очень важный настрой для прочтения этой книги. Ольга приложила палец к синему квадратику, книга определила хозяина, для проверки запросила компьютер гостиницы, который подтвердил наличие в комнате Ольги и только после этого экран начал приобретать белый цвет. Теперь на белой, но всё же полупрозрачной обложке, под словом "Хаос" появилась надпись мелким шрифтом "Редакция для людей с допуском "синий" и выше".
Внутренние построение текста также отвечало обычным канонам интерактивных книг, разве что отсутствовали яркие иллюстрации, делающие книгу больше похожими на кино. В "Хаосе" глубина составляла четыре уровня, в некоторых главах на пятом содержались пометки и комментарии, а иногда математические выкладки, физические законы и тому подобное. Первый уровень текста имел ознакомительный характер, и как положено, походил на реферат к каждой из глав, только в этой книге первый уровень имел безупречный художественный стиль. Второй, более полный, этот уровень раскрывал суть книги, то что обычно остаётся в голове после прочтения. Третий можно назвать основным уровнем, здесь раскрывается философия хаоса и как она вписывается в социальную среду людей и физические законы вселенной. Насколько Ольга знала большинство людей предпочитали читать "Хаос" именно на третьем уровне. Четвёртый, на взгляд Ольги, был перегружен как философией, так и всевозможной математикой и физикой. Этот уровень явно писался для публики, которую хлебом не корми, дай только несоответствия и логические ошибки поискать, его Ольга даже не пыталась читать. Книга Яна была просто испещрена внутренними ссылками и связями. Ольга вспомнила как в первый раз читала "Хаос", она никак не могла взять в толк (да и сейчас не может), как может один человек написать такое, ну пусть даже за пять лет. Да, естественно, она тоже писала свои научные работы глубиной в три, а иногда и в четыре уровня, и у неё так же существуют внутренние логические ссылки, в конце концов, по другому сейчас никто не пишет, но в любом случае она не видела столь стилистически безупречного и логически продуманного построения книги, особенно написанного одним автором. Ольга вспомнила, как она проверяла, сколько соавторов у этой книги, и долго смотрела, не веря своим глазам на одно единственное имя и год издания.
Ольга открыла первый уровень и прочла несколько первых строк:

Случай – единственный император этой вселенной.
Б. Наполеон.
Предисловие

Фатальность 1

Каждая частичка нашего мира ведёт себя так или иначе благодаря силам действующим на неё и внутри неё, строго подчиняясь законам природы.
Наш мир фатален.
Всё предрешено на все тысячелетия вперёд. У нас нет права выбора. Всё и вся в нашей вселенной действует исключительно в том направлении в каком их побуждают силы родившиеся вместе с Большим взрывом.
Пуля вылетает вперёд благодаря возрастающему давлению внутри патрона, она летит прямо благодаря дулу, по дуге из-за воздействия гравитации, недалеко из-за плотности атмосферы. Фотон срывается с поверхности звезды благодаря воздействию

Книга, как и положено, отслеживала движение зрачков читающего, поднимая текст со скоростью чтения человека.
Ольга оторвалась от строк, движение текста остановилось, она помнила Предисловие. Фатальность 1 передаёт вполне обычную картину мира представленную с пафосам, но обычную за исключением того что даёт понять – нет никакой "свободы воли". Если прочитать Фатальность 1 на третьем уровне (или тем более на четвёртом) то тебе очень просто и логично докажут, мысль есть электрохимический процесс. Так же элегантно объяснят что если знать все свойства и силы действующие на тот или иной атом (или элементарную частицу), то можно сказать где, когда и в каком состоянии он будет находится в каком бы сложном процессе он не участвовал. Вот тут Ян и ловит внимание любого циника и придиры: совмещая эти два факта получаем что электрохимия вашего серого вещества не подчиняется вашей воли или логике, каждый электрончик и протончик появился и действует в вашем мозгу благодаря физике этого мира и первоначальному импульсу Большого взрыва. Ольга усмехнулась как "коряво" отложилось информация в памяти. "Надо бы её перечитать, – решила Ольга, – когда настроение получше будет". Перемотав часть Ольга прочла следующий отрывок:

Хаос 1

Разум Человечества слаб, мы не можем предсказать и сотой доли тех процессов что протекают вокруг нас, Человечеству просто не хватит времени и мощностей что бы просчитать хоть сколько ни будь сложную систему.
Наш мир хаотичен.
Нельзя сказать что произойдёт в следующие мгновение. У нас нет возможности предвидеть. Всё и вся в нашей вселенной образуют столь сложные системы что горизонт планирования Всего для человечества равен нулю

Ольга задумалась над смыслом всего Предисловия к книге. В Хаосе 1 описывалась картина мира как её воспринимает обыватель (да и она сама в том числе). Эта точка зрения впитывается с молоком матери, любой рабочий на заводе всегда ждёт поломки одного из роботов, любой администратор скажет что город это хаотичная система. Те кто поумнее могут поточнее сказать откуда берётся это восприятие мира – вся человеческая культура и наука уже много столетий строится на этих принципах. Эволюция как закономерность случайных процессов (Ольге, как ксенобиологу, это ближе всего), и уж тем более вся термодинамика с её энтропией, и много чего ещё, это всё демонстрирует "хаосность" мира. Но у Яна всё это описано немного под другим, непривычным, углом зрения. После Хаоса 1 шла Фатальность 2, она описывала законы статистики, опять таки всем знакомое и доброе понятие, все изучали матстатистику в школе, все знали о корреляциях, биржах и страховых компаниях. Но у Яна опять статистика подавалась под остреньким соусом. Затем, конечно, шёл Хаос 2. Часть Предисловия о том что в народе известно под законами Мерфи.
Предисловие оставляло сильное впечатление, чувствуешь себя дураком или обманутым, тебе хотя и не говорят открыто, но подталкивают: "эй, оглянись, ты думал что знаешь всё о мире и себе, но это не так, всё немного по-другому, то что ты считал исключениями есть закон, а то что ты считал противоречиями есть одно". Затем шла глава первая "Разум Хаоса".
– Как же ты это всё написал? – Поинтересовалась Ольга у стенки.
"Как можно в одиночку такое написать? Господи, да согласно статистике, эта книга есть у девяноста процентов населения!!! Включая новорожденных. Её советуют на факультетах физики и матстатистики как дополнительную литературу, на социологии и биологии её считают обязательной литературой, а на философских факультетах "Хаос" вообще проходят отдельным курсом. И это всего за десять лет существования книги!
И какова плата? Синий уровень? Это естественно ведь книга в двух вариантах, а ещё? Большие деньги? Да деньги о-очень большие, свой автономный болид, искусственная гравитация(!) вместо центробежной, искусственный интеллект, на нашу-то станцию с трудом выделили такую игрушку. И синтезатор. Ни какая-то химическая игрушка, а самый настоящий синтезатор, при хороших компьютерных мощностях и достатке энергии он синтезирует всё что угодно, от подлинника рукописи Шекспира до такого же синтезатора".
Ольга сидела не двигаясь, её тоска не рассеялась, она просто сменила русло. Её мозг медленно продолжал переваривать содержание книги вырывая из памяти отрывки глав. Ольга обдумала уникальную возможность обсудить книгу с автором, но, зная Яна, отмела эту мысль, он никогда на это не пойдёт.
Мысли Ольги прервал дверной звонок.
– Кто?
– Гость просил, если это возможно, остаться инкогнито, до тех пор пока вы не откроете дверь. – Ответил компьютер.
– Ох, и наглые пошли компьютеры, – а про себя добавила – "по крайней мере оригинально".
Ольга кинула "Хаос" на журнальный столик, (он сразу же отключился) встала и сделала пару шагов по направлению к двери.
– Ну открывай, чего ждешь-то?
Дверь бесшумно скользнула в сторону. На пороге стоял незнакомый мужчина в полимерном костюме без швов. Цвет костюма медленно, но постоянно изменялся, все цвета были мягких пастельных оттенков. Лицо, очерченное чёрными волосами ниже плеч, имело вытянутую форму, длинный тонкий нос и правильную черту бровей. В правой руке молодой человек держал роскошный дорогой букет, а в левой дипломат.
– Здравствуйте. Вы меня не узнаёте? Извините за такое вот вторжение. Это вам. – Незнакомец протянул букет цветов.
Ольга рефлекторно потянулась за цветами, и заметила что букет не один. "Двумя их тоже назвать трудно, но по крайней мере не один, может полтора" – решила она глядя на второй свёрток из синий бумаги. В свёртке красовался полевой мак, ну прям копия тех что растут в эльфийском лесу. Ольга улыбнулась человеку, которого недавно (слава богу, не вслух) назвала зомби:
– А ты кто? Принц на белом звездолёте?
– Э-э, нет белый звездолёт пока у короля, но на Гренми у меня есть белая машина.
– А-а, ну тогда проходи. – Ольга приняла букет и вернулась в кресло. Она не знала наверняка есть ли на полках настоящие вазы и решила озадачить этим робота:
– Компьютер поставь букеты на стол в две различные вазы.
Куб не больше метра высотой начал трансформироваться в нечто похожее на кентавра с вывернутым к "крупу" телом, и высотой с человека. Ольга осознала мудрость своего решения когда робот взял цветы и вышел из номера – все вазы на полках были голограммами.
– Меня зовут Берт. – С деловым видом Берт сел напротив Ольги положил дипломат себе на колени и начал открывать.
– Очень приятно, меня Ольга.
– Да-да, я узнал Ваше имя пока искал вас. – Берт открыл дипломат и начал доставать содержимое. – Я не знал ваши вкусы Ольга, поэтому принёс бутылку белого сухого вина, полусладкого, и бутылку красного сладкого вина, ну и соответственно к ним горький и сладкий шоколад.
Берт победоносно улыбался, и надо заметить не зря. Это маленькое представление действительно произвело на Ольгу впечатление, единственное что его омрачало, это назойливая мысль что Берт наверняка со всеми так знакомится. Вернулся робот, на его конном торсе красовались вазы с цветами, не произнося ни слова и без посторонней подсказки, робот подошёл и выудил из бара два бокала. Расставив на столике цветы и бокалы, робот вопросительно замер.
– Пожалуй, я буду сладкое. – Выбрала Ольга.
– Ну, а я белое.
Обслуживающий робот откупорил обе бутылки пальцем, а после наполнил бокалы на одну треть.
– Свернись. – Скомандовала Ольга.
Кентавр послушно попятился в свой угол и начал превращаться в железный пуфик. Берт развернул сладкий шоколад для Ольги, а горький для себя, и поднял бокал:
– Как обычно – За знакомство!
Ольга пригубила и опустила бокал. Она стала рассматривать гостя, Берт поставил бокал на журнальный столик и тоже стал с интересом рассматривать Ольгу и интерьер номера. Ольга решила, что он похож не на принца, а скорее уж на графа, она понятия не имела чем внешне отличаются принцы от графов, но тем не менее.
– М-м, "Хаос". Позволите?
Берт взял книгу и приложил палец к экрану, книга не узнала человека, но послушно включилась, правда без пометки под названием "Редакция для людей с допуском "синий" и выше".
– Занятная книжка. – Сообщил Берт рассеяно полистав её.
Ольга хотела было возмутится, но затем задумалась как бы она сама отозвалась о любой книге не зная отношения к ней своего собеседника, так бы и отозвалась "Занятная книжка".
– Вы её читаете или перечитываете?
– Дочитала. В первый раз.
– Я то "Хаос" прочитал лет сто назад. Тогда, до всей этой шумихи, он мне показался впечатляющим, но теперь… Слишком его переоценивают.
– Знаете, у меня…
– Ольга, Вы не против на "ты"?
– Хорошо, так вот, у меня сложилось впечатление, что автор тоже не в восторге от такого внимания.
– Думаешь? Не знаю, не знаю, мне кажется вряд ли. Стиль книги такой… Такой пафосный. Наверняка он жуткий сноб. В конце концов, на мой взгляд, каждый автор хочет, чтобы его книгу признали и стали покупать. Иначе зачем вообще писать книги?
– Ну, может Вы и правы. – Не стала настаивать Ольга.
– Не "вы", а "ты". – Поправил Берт. – Скажи-ка Ольга, а что ты делаешь на этой Богом забытой станции? Судя по твоему номеру, ты здесь не работаешь, остановилась одна, недавно, и судя по всему ненадолго.
– У-у, а ты часом не Шерлок Холмс?
Берт усмехнулся:
– Почти. Вообще-то по большей части меня нанимают как курьера, но иногда приходится притворяться, что я что-то смыслю в частном сыске.
– Да-а, а я и не думала, что такое ещё существует.
– Вообще-то моя профессия действительно вымирающая, я бы даже сказал вымершая, поэтому я и работаю в основном как курьер, но иногда и детективы нужны. – Берт наполнил бокалы.
– А зачем тогда стоят сканеры на каждом углу?
– А ты знаешь что информацию со сканеров запрещено использовать в гражданских делах? Нет? Ну теперь будешь знать. Так что если тебе, например, задолжали крупную сумму, и ты обратишься в полицию, тебе ответят "мы постараемся, но гарантировать не можем". Но они найдут твоего должника, не сомневайся, только не так быстро как через сканеры, но всё же гораздо быстрее чем я. Их и больше, и оснащение у полиции получше, да и прав побольше. – Берт отпил вина, глянул на Ольгу, и увидев в глазах немой вопрос продолжил. – Тогда спрашивается, зачем нужен я? Очень просто, во-первых, есть тип людей которые считают себя "крутыми", и им "западло" обращаться к копам. Это конечно идиотизм, но через кредиты эта болезнь не передаётся. Во вторых, есть класс дел которыми полиция заниматься не желает. Ну например до сих пор есть люди считающие, что они старомодны в отношениях мужчин и женщин. Они играют свадьбы, берут на себя монолюбные обязательства, и начинают гулять направо и налево. Хотя супругу говорят, что они верны, и не понимают современные открытые браки или полибраки. Рано или поздно один из супругов приходит к такому как я и просит принести доказательство измены второго. Что-то я разболтался, я тебе не наскучил?
– Нет, нет, очень интересно. Да, правда, интересно, не смотри ты так. Я думала такое осталось только в кино.
– А как насчёт моего вопроса, что ты здесь делаешь?
– А я в этом Богом забытом портале жду рейс в ещё более Богом забытый портал.
– Никак в Эдем? Ты колонистка? – С восхищением в голосе спросил Берт.
– Да нет, что ты, я биолог, местную биосферу лечу изучать. – Почти не соврала Ольга. – А откуда ты знаешь про Эдем?
– Из расписания стартов.
На время повисло молчание, Ольга задумалась о своих планах на самое ближайшее время.
"Берт милый, но стоит ли приглашать его в постель или через время отправить восвояси? Ведь, если честно признаться, люди знакомятся только по двум, ну ладно по трём причинам. Во-первых по общим интересам, во вторых изредка от одиночества или от нечего делать, ну и наконец, а ели точнее в первую очередь, ради секса. Первую причину можно смело исключить, вторую тоже – ели бы он просто хотел с кем ни будь поболтать, он зашёл бы в любое кафе или в первый попавшийся номер любой гостиницы. А он разыскал именно меня, кстати, интересно как он меня разыскал? Не зная не имени не адреса, надо спросить. Да и я, если быть честной по отношению к себе, раз его впустила, значит тоже не против с ним переспать. Видимо я, всё же старомодна, но мы завтра улетаем, и у меня нет времени на сентиментальную чушь, либо сейчас, либо не когда".
Берт не спеша допил вино и нарушил молчание:
– Ольга, ты не против прогуляться? Эльфийский лес очень красив в темноте.
Ольга с удовольствием оторвалась от своих мыслей:
– С радостью поддерживаю твоё предложение.

***

Ольга проснулась свежая и счастливая, ничего похожего на хандру не было и в помине. Берта не было, но так и должно было быть, они так договорились. Компьютер решил, что его подопечная проснулась, и спать больше не собирается.
– Добрый день мисс, вам письмо от мистера Берта.
Ольга вошла в зал. На журнальном столике стояли три бутылки вина, одна целая, две недопитых, рядом с вином расположились ни капельки не увядший пышный букет цветов и слегка увядший мак. Порткомпьютер валялся на диване, Ольга подобрала и защёлкнула его на запястье. Книга Яна стояла на полке, а стакан с вчерашнем вином, напротив, пропал, очевидно пока она спала или гуляла с Бертом компьютер решил немного прибраться.
– Давай письмо, – попросила Ольга, – и принеси лёгкий завтрак.
На настенном мониторе появилось стереоизображение Берта в её ванной:
– Здравствуй Конфетка. Вот, перед уходом решил записать тебе письмо, чтобы попрощаться. Вероятно, ты только проснулась, а я ещё сплю. Как мы и договорились я не оставляю адреса моей гостиницы, хотя конечно, ты и сама можешь меня найти, я сам дурак рассказал как это сделать. – Берт улыбнулся. – Но лучше, всё же не ищи. Ты улетаешь через пару часов, я ещё через пару дней, но то время что мы провели вместе было прекрасным, я его буду вспоминать очень долго. Спасибо тебе Ольга. Если вдруг судьба занесёт тебя на Гренми, можешь разыскать меня, буду несказанно рад тебя увидеть. Адрес прицеплю к письму отдельным файлом. Ну всё, пока, до встречи!!!
А!!! Чуть не забыл! Можешь считать это постскриптумом. Я решил что две недопитые и одна целая бутылки выглядят неэстетично. Кроме того вам от безделья маяться в полёте аж шестеро суток! Вот я и решил, чтоб ты там с коллегами не скучала, устроить маленький сюрприз. Та-дам-м!!! – Прокричал Берт.
Да-дам-м!!! Грянули фанфары. В комнату ворвался (насколько это возможно для современных сверх вежливых компьютеров) робот-помощник на его торсе-столике стояли три различные бутылки вина, два вида шоколада и два букета, первый, неприлично дорогой букет из генетически модифицированных цветов, а второй, состоящий из одного полевого мака в синий обёрточной бумаге.
Изображение Берта пропало – письмо закончилось. Вывернутый кентавр застыл с праздно разведёнными руками. Ольга улыбалась, наклонив голову и покусывая прядь волос. Она взяла с полки карту памяти и вставила его в наручный компьютер:
– Компьютер, перенеси письмо, и скопируй… скопируй всё что ты записал в этой комнате за прошлые сутки на компьютер… – немного подумав она добавила. – … в комплексный файл "вечер с графом".
Ольга позволила себе потратить двадцать минут на воспоминания и завтрак, после чего она обязана заняться административными делами. Завтракала она не спеша, вспоминая вчерашнюю прогулку, очень тонкое ухаживание Берта, изысканную трапезу в кафе, непринуждённый разговор, и нежные отношения в постели. Единственное, чего она не вспоминала о вчерашних сутках, так это странный, ничем не обоснованный приступ хандры.

Комментариев нет:

Отправить комментарий