четверг, 17 апреля 2014 г.

Следующий лист

Я в смятении. Вроде как на работе немного разгрузился и теперь я снова могу заняться чем-то ещё по мимо работы - это хорошо. Но! Я перечитал свою рукопись (ну и умён же я был :) ), и у меня появились мысли о некоторой, так сказать, перекомпоновке некоторых глав. Ещё мне очень хочется написать пару блогов на интересные для меня темы. Беда в том, что на оба этих дела времени не хватит. Надо выбрать что-то одно.
Я в смятении...

Может кто посоветует чем заняться в первую очередь? Ну а пока я не определился ловите следующую часть главы.

Путешествие (часть 2)


Ольга сидела в кают-компании, и поскольку только проснулась, ела "завтрак", и прослушивала отчёт со станции полученный вчера около 23 стандартчасов. Она слушала, но ничего не слышала, думала то о бедных учёных, которые не могут дать названия своим открытиям потому как, писаки-фантасты выдумали и дали имена большинству из них, люди к ним привыкли и не воспринимали новых названий, то о том, какие "весёлые" попутчики ей достались: почти немой бортинженер, и однокурсник который вторые сутки носу не выказывает из своей каюты. Эти на первый взгляд разные мысли невероятным образом связались в мозгу Ольги, она уставилась куда-то за стену широко открытыми глазами, вилка постепенно замедляла движение пока, наконец, не остановилась не дойдя дециметр до рта. Ольга тряхнула головой освобождаясь от наваждения, "Ещё бы чуть-чуть и у тебя бы слюна потекла как у дауна, или чего доброго вообще заснула мордой в тарелке", – упрекнула себя Ольга. Словно откликаясь на её ведения с разных концов зала почти синхронно вошли Ян и бортинженер Дейв. "Мило, может я волшебница?" – Хмуро подумала Ольга.
Как всегда угрюмый, Дейв молча кивнул головой, взял нечто похожее на хот-доги только фиолетового цвета, наполнил термос чаем, и удалился в обратном направлении.
– Чудный тип. – Ян сел рядом с Ольгой.
– Я уже привыкла. – Соврала Ольга. – Ты целыми сутками сидишь в каюте, а потом начинаешь шататься по кораблю перед торможением? Вообще сбрендил?
– Хорошо мамочка не буду. Я к тебе по делу… – Раздался сигнал о начале торможения, – ладно попозже поговорим.
Устроившись поудобнее в креслах однокурсники стали ждать. Хотя они сидели лицом к корме им демонстрировался "вид с носа", и когда на грудь слегка навалилась тяжесть казалось что корабль ускоряется, а не тормозит. Вспомнив недавние фокусы его мозга с расстоянием, Ян в который раз отметил несовершенство человеческой нервной системы. Давление постепенно усиливалось, что было странно, его должно компенсировать искусственное гравитационное поле. Стало затруднительно дышать.
– О-он, что всегда так тормозит? – С трудом выдавил Ян.
Бледная Ольга мотнула головой. Перегрузка усиливалась ещё с минуту, и вдруг, резко оборвалась, толчка вперёд не было, но от неожиданной лёгкости Ян чуть не вылетел с кресла. Перед ними, во всей красе предстало нутро Марсианских врат, сверкали бесчисленные огоньки, двигалось множество механизмов и астроботов похожих на осьминогов, с десяток кораблей стояли на стартовой плоскости, "Птичка" плавно шла к своей позиции.
– Дейв хороший пилот, – отдышавшись сообщила Ольга, – это я просила его успеть на этот трек, следующий прыжок к Нью-Хому только через полторы недели, мы не можем столько ждать, пора закладывать эксперимент.
Ян заказал себе еды, для него был скорее "ужин" – он встал часов восемь назад.
– На счёт этого я и хотел поговорить. До Нью-Хома часов сто сорок, сто шестьдесят?
– Сто восемнадцать, здесь все корабли быстрые, мы специально уточняли, да и порталы на обоих концах "длиннорукие". Затем, если повезёт, через два дня прыжок в Эдем, длительность примерно сто пятьдесят часов.
– Итого две недели. – После недолгого размышления прокомментировал Ян. – Я просто интересуюсь, сколько у меня времени на изучение малыша, – пояснил он. – Мне доступ к документам открыт?
– Открыт, открыт, только скажи сначала какой у тебя цвет.
– Не беспокойся мне хватит, – в глазах у Ольги стоял невысказанный вопрос, – ну допустим синий. – Добавил Ян.
– Не "ну допустим", а какой?
– Да синий, не смотри на меня так. Просто синий, норма в смысле.
– Покажи значок. – Имея синий доступ Ольга знала, что в мультикарте цвет доступа мог немного не соответствовать действительности – государство позволяло немного привирать гражданам о занижая своё положение в обществе.
– Я его оставил дома.
– Ян, ты понимаешь, что по прибытии мне придётся проверить твой цвет?
– Господи, да проверяй сколько хочешь, я же сказал синий.
Перепалку прекратил сигнал старта. Ян с Ольгой развернули противоперегрузочные кресла "лицом вперёд", и кресла позволили утонуть в себе и даже слегка приобняли людей словно амёбы готовые съесть седоков. Межзвёздные прыжки всегда начинались с громадных перегрузок, а потому одновременно с резким рывком вперёд начал компенсировать перегрузку гравитационный генератор, но старт был настолько резкий что этого явно не хватало. Люди вдавились в кресла, то что они испытали при торможении не шло ни в какое сравнение. В начале эры порталов корабельные гравитаторы были маломощны старты были более плавные, а порталы растягивались на сотни километров – от этого и появлялось большинство аварий приводящих к смертельным исходам. В последнее время почти все несчастные случаи происходят от не синхронизированного старта и включения гравитатора, но статистика уверяла что это не серьёзная опасность, 0,3 случаев в год. Тем ни менее Ян подумал что они попали в эти ноль три случая, тоннель Марсианских врат пронёсся за мгновения, несмотря на фильтры, вспыхнул неимоверно яркий свет, затем наступила темнота и нагрузка начала спадать – они были на подпространственном треке. Хлынувшая в мозг свежая кровь заставила его работать. Ян осознал, что, естественно, никакой аварии не было. Если бы гравитационный генератор сработал на доли секунды позже, все бы умерли в это же мгновение, и ничего такого он бы подумать не успел, если же на секунду раньше то, наверное, сначала бы они получили по нескольку переломов, а затем бы умерли, и, опять же, он не успел бы ни о чём подумать.
Ян осторожно огляделся, все стены-мониторы молчали, его знания физики ограничивались где-то между первым и вторым семестрами университета, этого было достаточно чтобы принять за аксиому – внутри подпространственного трека законы физики, а значит и оптики, другие. Ян подозревал что какая-то оптика здесь была (он помнил что подпростренственная механика была точно), но совсем не такая как в старом добром пространстве. Ян ещё раз повернул голову, вроде ничего не болело, тогда, проглотив комок в горле, он отважился заговорить:
– Олечка, девочка, а ты им хоть сообщила мощность нашего гравитатора?
– Они и так знали, но я им показала свой синий значок и сказала две волшебные фразы: "Очень надо" и "Под свою ответственность"
– А-а! Тогда всё понятно, естественно мёртвые няни гораздо лучше опоздавших. Кажется, у меня зрение село.
– Нечего поправишься, и слушай, не ной а. У меня плечо вывихнуто, и… Я наверное зря поела.
Ольгу вырвало. Откуда ни возьмись появился бот спешащий прибраться в кают-компании.
Ян всё ещё приходящий в себя глянул на свою тарелку, во время старта блюдо накрывалось защитным колпаком, колпака уже не было, но и тарелка осталась пустой, еда ровным полумесяцем расположилась на столе. Оторвав взгляд от этого зрелища, Ян помог Ольге подняться, помимо вывихнутого плеча у неё явно была нарушена координация, и он помог дойти Ольги до больничного отсека. Отдав её на попечение сканеров и роботов, он вернулся в кают-компанию.
Ян сел в тоже кресло, стол был уже чист, он хотел было заказать то же блюдо, но отчего-то аппетит пропал. Тогда Ян заказал стакан мартини, запросил данные по проекту "Адам 1" и уставился в настенный монитор. Пропустив всякую административную и техническую чушь, он перешёл к биологической части. Ему пришлось пропустить введение и методику, и только после этого Ян добрался до нужной ему информации.
– Ну малыш, глянем кто ты таков. – Высказав напутствие самому себе, Ян углубился в изучение.

Комментариев нет:

Отправить комментарий