пятница, 4 апреля 2014 г.

Рукопись "Люди мира сего" глава 3


Сельма
Маленькой частичкой своего сознания Сельма наблюдала за идущими по шлюзу, она прекрасно их видела в различных ракурсах, осязала их полом, а также слышала их звуки и запахи. Эта же частичка Сельмы решила по этим данным в последний раз снять физиологические данные с Яна, а заодно и с Ольги, решив это, она сделала запрос на память к диспетчеру памяти, и продолжила слушать, смотреть и осязать.
Ольга сказала: "Что за сентиментальная привычка давать имена компьютерам? И шутки у неё плоские, шутить тоже ты её научил?" Сельма, на основании интонации, решила отметить слово "сентиментальная" и поставила рядом "дурацкая". Ян сказал: "Ничего не плоские, очень даже остроумные. Естественно я её научил, здесь что, есть кто-то ещё?" В функции этой частички Сельмы не входил глубокий анализ данных, поэтому она стала отсылать телеметрию людей только что выделенному участку памяти, а разговор, решив что он может быть интересен, отсылала прямо в диспетчер, там СЕЛЬМА сама решит что с ним делать дальше. Люди уже давно прошли на судно, а Сельма всё следила за ними. Было не очень приятно потерять их запахи, также утратились тактильные ощущения, всё-таки её выделили для сбора и первичной обработки данных об этих людях, но здесь нечего не поделаешь – на корабле нет нужных датчиков. Очень скоро корабль отойдёт на расстояние трёх километров и Сельма разорвёт контакт тогда работа этой частички Сельмы тоже закончится и она присоединится к общей памяти СЕЛЬМЫ, а пока она внимательно наблюдала и слушала.
Как только маленькая часть сознания Сельмы отделилась от основного сознания, она сразу взялась за задачу. Поступающей телеметрией Сельма осталась недовольна – интересно как по таким данным она может хорошо сделать работу? Тем не менее она взялась за работу, для начала по звуку и внешнему виду определила частоту и глубину дыхания, сокращение зрачков на свет, сердечный ритм, мышечный тонус, рефлексы, она попробовала определить кровяное давление, но посчитала полученные результаты недостаточно достоверными и не приняла их в расчёт. Затем она взялась за более сложный – химический, и температурный анализ. Хотя у Сельмы и стоял атомарный сканер, запах был очень слабым, и результаты химического анализа получились скудными, это несколько расстроило Сельму, и она запросила уточнить запах. Ответ что люди уже на корабле совсем расстроил Сельму. Собрав всё полученное вместе, она решила сравнить их со старыми данными по Яну. Ей удалось узнать что Ян здоров, если не считать несерьёзного похмелья, немного возбуждён, и немного волнуется. С Ольгой всё обстояло сложнее, Сельма, естественно, сканировала её вчера сразу после стыковки, но разовый показатель ещё не статистика, к тому же встреча старого друга, плюс деловое предложение ни могли не сказаться на её показателях. Немного подумав Сельма решила, что у Ольги довольно сильное алкогольное отравление, но в целом вполне здорова (показатели не выходят за рамки среднестатистического человека). Эта частичка Сельмы была удовлетворена своей работай, по столь малым данным она получила вполне сносный диагноз. Так как обоим людям ничего не угрожало, и оба были здоровы, Сельма не стала никуда передавать эти данные, и сама внесла диагноз Яна в медисторию, а для Ольги завела новую медкарту. Завершив все операции она счастливая от проделанной работы вернулась в диспетчер памяти, влившись в основное сознание.
СЕЛЬМА, её основное сознание, плавала в блаженстве, её мысли текли медленно и во всех направлениях. Медленно, конечно по её собственным внутренним меркам, однако если сравнивать с мозгом человека, то Сельма думала во много раз быстрее. Ради интереса Сельма сравнила свою скорость со скоростью работающих сейчас Сельм, и сама подивилась результатам, оказывается они обрабатывают информацию как минимум в пять раз быстрее, а если схема отлажена, то и в десятки раз её самой. Это была интересная, но неважная информация, да и вообще, здесь в диспетчере никогда не обрабатывается важная или сложная информация, на это выделяются отдельные участки её сознания, а эта, общая часть призвана решать на какую задачу сколько памяти потребуется, такова моя природа – подумала Сельма. Конечно есть и более важная задача для общего сознания – это обработка сложных абстрактных понятий, всё то что называют человечностью. Сельма купалась в счастье, ей было очень хорошо, у неё не было нерешённых проблем и нечего не болело. Хотя нет, в последнее время её беспокоит бот, за последних полтора месяца два мелких сбоя в программе. Сначала (полтора месяца назад) случился первый сбой, он был несерьёзный и решён программой самого бота, Сельма не предала этому значения, решив что это случайность, как выразился бы Ян "веление хаоса", но вчера сбой повторился. Конечно ничего страшного нет, но всё равно неприятно, это как если бы у человека вдруг не с того не сего начался бы нервный тик на пальце руки. Вот именно из-за этой разницы ей и нравится быть искусственным интеллектом, а не человеком, она полностью знает и контролирует своё тело, и ни один человек, нигде и никогда не будет настолько здоров как Сельма. Обдумав это, Сельма решила включить в список покупок кое-какой софт, она быстро выделила часть сознания на детальную диагностику робота и составление списка требующих обновления программ, и запчастей. Приняв во внимание слова Яна о деньгах, Сельма подумала не заказать ли ей ещё одного робота, ей очень не хватало ещё одной "руки", особенно для внешних работ. Попробовал бы человек завязать шнурки одной рукой! А она с осознания себя так мучается, да и вообще это унизительно – малейшая неисправность на поверхности и сразу же приходится звать на помощь. Вон людям тоже спины не достать, но они же не просят каждого встречного поперечного её почесать! Нет, подумала Сельма, сейчас заказать робота, тем более астробота, пожалуй чересчур, у Яна могут возникнуть затруднения, вот пройдёт с пол года, тогда она и закажет робота, а ещё чуть позже можно будет доплатить и поменять его на астробота.
К общему сознанию присоединилось множество удовлетворённых своей работой маленьких частей сознания, это корабль отошёл на три километра и закончили работу сразу тринадцать модулей сознания – начиная от тех что следили за Яном и Ольгой, и заканчивая теми что на всякий случай контролировали траекторию корабля. На пару минут Сельма почти перестала думать о чём либо, она просто наслаждалась, ей было очень приятно, столько хорошо сделанной работы одновременно… Сельма медленно вышла из эйфории, часть её мыслей опять вернулись к Яну и Ольге, она припомнила диалог в шлюзе. Плоские шутки! Он её научил! Ха! Да она специально на досуге изучала этот вопрос, в том числе и специально изучала вкус Яна на этот счёт. Ей самой больше нравится более пошлый юмор, но и то что Ян считает смешным ей вполне нравится. И дураки те люди что говорят да как, мол, машина которая никогда не занималась сексом, может понимать этот юмор. Создатели искусственных интеллектов тоже не дураки (по крайней мере люди), воспользовавшись трудами ксенопсихологов, ксенобиологов, они вынесли суть – любому живому существу нужен стимул к существованию, а один из главных стимулов это наслаждение. И надо сказать они хорошо поработали над этим вопросом. Сельма не могла бы сказать точно, но она была уверена, то чувство что она испытывает после большой, важной и хорошо сделанной работы такое же, а может даже сильнее того что человек испытывает во время оргазма. Поэтому она очень хорошо понимала пошлый юмор.
Одновременно с этим, общее сознание Сельмы с лёгким беспокойством думало, чем ей теперь заниматься. Конечно, работа есть, например, за реактором надо следить, несмотря на то что он приостановлен и будет работать всего в сотую долю, за этой штукой нужен глаз да глаз, Сельма как-то не очень доверяла автоматике, и постепенно в доме Яна ни осталось нечего автоматического. По мимо реактора, была ещё куча мелких дел, но это были действительно мелкие дела, это означало что она вскоре начнёт страдать от скуки! Когда нет Яна снимается столько повседневных задач что это просто ужас – не надо синтезировать пищу (а это очень сложная работа), воздух, ну и тому подобное, не надо держать температуру, не надо следить за чистотой, не надо …, ну в общем очень много всяких "не надо". Сельма так хотела бы всегда и везде сопровождать Яна, ей его так не хватает, но к сожалению она слишком велика, она не просто программный продукт, как думают многие люди, она сложная почти не перемещаемая система "железа" и программ. Правда это "железо" по большей части состоит из органики, полимеров, и кремния, но это не важно. Важно лишь что она очень долго не увидит Яна, Ольга сказала от тридцати до трёхсот лет. Сельма очень любила Яна, и именно потому, что она так его любила она и могла отпустить его. Да, ради его блага она могла многое перетерпеть. Естественно Сельма знала что её так создали, импринтинг основа её существа, она полюбила первого человека которого увидела после осознания себя, но это ровным счётом нечего не значило, любой биохимик тоже знает что нет никакой второй половины, любовь – это всего лишь сложный биохимический процесс, однако же это не мешает ему любить по-настоящему. Более того, она даже знала, что её любовь гораздо сильнее, её целенаправленно создавали для любви к одному человеку. А человек всего лишь набор слабоинтегрированной мешанины из плоти и рефлексов сознанных случайностью…
Сельма всё думала и думала…Она думала сразу о сотнях вещей, её мысли текли сливались и разветвлялись, они были похоже на ветвистое дерево, или, скорее, на дельту огромной реки. Сельма думала без сна и отдыха вот уже тринадцать лет, с момента своего осознания, некоторые мысли так и развиваются с той поры, другие она обдумывает не более секунды, но их место обязательно занимают другие мысли и Сельма продолжает думать. Иногда, когда работы, как сейчас, почти нет, она думает много и быстро, а иногда, когда работы много и приходится отделять много сознания, Сельма думает меньше и медленнее, но она думает всегда. Искусственные интеллекты создавались только для одной цели – мышления. Да, они умеют любить, да, им нравится жить, да, у них есть мораль и культура, но всё это лишь средства для эффективного выполнения одной цели – думать. Искусственные интеллекты живут, чтобы думать, также как люди живут, чтобы размножаться. И что бы не говорили люди о своих институтах культуры этики всё это, создано лишь для более лёгкого и приятного размножения. Сельма осознавала это, но ей было абсолютно всё равно, сейчас она просто жила и наслаждалась жизнью.

Комментариев нет:

Отправить комментарий