вторник, 1 апреля 2014 г.

Рукопись "Люди мира сего" глава 2

Да, да я пропал на месяц. Всё от того что у меня на работе не было инета :-р Почему я не закинул дома? Ну дома у меня очень большая конкуренция на вычислительную технику и совершенно не рабочая атмосфера :) А сегодня на работе у меня появился инет и с каким же я удивлением обнаружил что судя по статистике кто-то мониторит мой блог! Может это гугловский бот? Или АНБ? Ну что ж, тогда специально для них вторая глава из "Людей мира сего".

"Утро"
В мире, где обмен данными на расстояния в тысячи километров проходил за секунды, где люди на планетах перемещались со скоростью многажды превышающей скорость вращения планеты вокруг своей оси, а вне планет эта скорость превысила скорость света, в мире где люди жили сразу во всех часовых поясах на многих планетах и не только планетах одной звезды, где сутки одной планеты могли равняться году другой, в этом быстром и разном мире никогда не наступало утро. В этом огромном, почти пустом, но обитаемом мире, больше не существовало понятия "утро", также как понятие "вечер" или "день", они умерли за ненадобностью и во избежание путаницы. Над одним собеседником могло светить солнце, а над другим звёзды. Человек мог проснутся когда ярко светит солнце поехать на работу где только зажглись фонари, и с первыми лучами солнца собираться домой, где только взошла первая звезда. Ещё больше людей жили вообще не видя ни Солнца ни звёзд – глубоко под поверхностью планет и их спутников. В этом мире не было многих непонятных людям старых названий времени, а было одно новое, простое и всем понятное – "стандартный час". И в этом мире, по орбите вокруг звезды по имени Солнце, несся маленький болид, а внутри него, примерно около одиннадцати часов по стандартному времени, проснулась молодая женщина шестидесяти восьми лет.
Ольга, чуть качаясь, встала с постели, Ян ещё спал уткнувшись носом в подушку, ей хотелось его укрыть потому как сама она тряслась от холода, но по-видимому в этом доме вообще не было ни одеял ни покрывал. Ольга молча подошла к стене, она услужливо перешла в режим зеркала – "Мило" хмуро подумала она. От вида в зеркале Ольге стало ещё хуже – вся трясётся, кожа покрылась мурашками, соски съёжились, а лица вообще нет – "Ужас" молча прокомментировала она и отвернулась. Слегка прочистив горло, Ольга тихо с хрипотцой произнесла:
– Компьютер… – ответа не было, "ублюдочная вредная система" – подумала Ольга и сказала:
– Сельма.
– Да Ольга.
– Мне холодно.
– Я заметила, я уже повысила температуру на четыре градуса от нормы и продолжаю повышать. Может вам стоит одеться?
– Чёрта с два, одеться, здесь душ есть? – Спросив, Ольга вспомнила, что есть – справа от кровати прозрачная дверь.
Направляясь к душу она решила сначала согреться под горячей водой, а потом помыться в прохладной, подумав ещё решила опустить второй пункт плана. Где то на задворках сознания она понимала, что мёрзнуть в искусственной среде невозможно, человечество вообще забыло про понятие "неблагоприятные условия" и её трясёт совсем по другой причине, но сознаваться себе в этом не хотелось. А ещё глубже в подсознание Ольга с благодарностью отметила тактичность компьютера. На борту корабля ей бы уже давно начали досаждать диагнозами и лечением. С этими мыслями Ольга попросила сделать воду погорячее и встала под струи воды.
Ян поднял голову, гостьи не было видно, тогда он переложил подушку в ноги и перелёг сам. Наблюдая как Ольга сушится под струями тёплого воздуха, Ян думал что ему ответить. Хмурая Ольга вышла из душа и стала натягивать штаны. Ян сравнил её тело со своими воспоминаниями, вчера спьяну он об этом даже не подумал, естественно тело, подобно лицу, осталось абсолютно молодым, но он с удовольствием отметил что нет ни каких имплантов и следов от других перестроек тела и операций. У него самого был всего один имплант на запястье, но он был подкожным и на ощупь неощутимый.
Справившись со штанами Ольга достала из кармана компьютер сунула палец в гнездо анализатора.
– Все наноботы передохли. – Прокомментировала Ольга. – Шестьдесят четыре от нормы.
Ян улыбнулся.
– Что ты лыбешься, слушай, тебе что не плохо?
– Олечка, да мне так хорошо лет десять не было. – Ян тоже стал одеваться.
– Сельма дай нам завтрак, и понизь температуру до нормы, хорошо. – При слове "завтрак" Ольга обратила внимание как сильно её мутит:
– У тебя что нет похмелья?
– Нет. Я же вчера таблетку выпил.
– А мне почему не дал?
– Вообще то давал, но ты не стала. – Ян улыбнулся, – ты сказала, мол, пускай тебе плохо будет чтобы жизнь мёдом не казалась.
– Не помню… И вообще, – она швырнулась кофтой которую собиралась одеть, – что ты врёшь я б такой фразы в жизни бы не сказала.
– Ну ладно, ладно, сказала "За всё надо платить!"
– Это может быть, ладно, где твоя таблетка.
Подъехал дройд с таблеткой и стаканом воды, Ольга взяла их и села за стол так и не удосужившись одеть что либо кроме штанов. Пока она тупо рассматривала таблетку, робот вернулся с чаем, круасанами и вареньем. Ян сел за стол и откусил круасан. Ольга махнула таблеткой:
– Что здесь?
– Да откуда я знаю. Специальная нанофауна, плюс вспомогательные вещества. Сельма что там?
– То что ты сказал, назвать модели и химические формулы?
– Не смешно. – Отозвалась Ольга и выпила таблетку. – Что ты решил?
– Ой Ольга, любишь ты кайф ломать. Да ни чего я ещё не решил. Кто там у вас?.. И зачем тебе нужен я? Точнее, почему именно я?
– Ну, во-первых, ты мой однокурсник, я знаешь ли сентиментальна, и привязана к студенческому братству, клановость у меня в крови. Во-вторых, ты один из лучших вольных ксенопсихологов теоретиков, по крайней мере в рейтинговых таблицах ты в первой сотне. А в-третьих. В-третьих, я так решила, а почему – не важно. Что касается твоего первого вопроса, то сомнительно, что бы ты слышал об этом виде, его открыли несколько лет назад в системе, которую сейчас назвали Эдем, и сразу же запустили проект. Это разумный вид, по классификатору Зинкова, наиболее близка к высшим рептилиям, но внешне больше похоже на рака или скорпиона, средний рост в поднятом состоянии чуть более двух метров, ну и так далее, сам всё сможешь просмотреть.
Ян молчал, с одной стороны его заинтересовал сам проект, ему нравилась такая работа, но с другой стороны, если сейчас он ответит "да" он свяжет себя до окончания работ.
– Какая у него продолжительность жизни?
– Господи, Ян, да какая разница, я не помню… Учитывая орбиту планеты, условия среды, так это высшие рептилии, метаболизм… э-э, кислород с … э-э, я бы сказала где то между тридцатью и трёхстами стандартных лет. Если тебе это важно можно узнать на корабле... – Ольга жестом руки провела по столешнице превращая её часть в экран и уже полезла в архивы корабля когда заметила как Ян махнул рукой.
– Брось ты ковыряться. А на кого я оставлю эту халупу, а? Мне сейчас надо лететь закупаться, нужны концентраты для синтезатора, дейтерий, да ещё кучу всяких мелочей купить.
– Отправь шатл, у тебя же есть шатл? Я тебя не пойму, что ты ищешь детские оправдания? Послушай Ян, ты мне просто ответь да или нет, о мелочах мы договоримся, поверь, я приехала заполучить тебя, я прекрасно помню твои потребности и запросы, и готова их удовлетворить, я даже учла вариант, хотя и не верю в это, что если твои запросы изменились, я их тоже удовлетворю. Кто-то на верху заинтересовался этим проектом, нам выделили очень большой бюджет, надо не разочаровать бюрократов и использовать выделенные ресурсы… Если серьёзно, – Ольга перешла на тон ниже, – Ян не губи себя, у тебя превосходные теоретические разработки – тебе надо работать… Ты же всегда хотел сделать этот мир чуть лучше. Я не верю, что ты изменился.
Ян на долго замолчал глядя на Ольгу, и после, тяжело вздохнув ответил:
– Да… Да, Ольга, я согласен. Когда отправимся?
– Сегодня же, я вчера немного съюлила, у меня… нас, мало времени.
– Ну ладно. Как хоть называется эта твоя станция?
– Колыбель.
Ян подошёл к полке взял компьютер в виде наруча, запихнул в гнездо мультикарту и стал налаживать его на запястье. – Сельма скачай сюда избранное из моей библиотеки и…
– Ян, я ещё ночью переписала туда выборку из библиотеки с учётом специфики твоей новой работы, а также переписку за последний год и не просмотренною тобой информацию, музыку, несколько фильмов, программы и ещё много чего полезного.
Подъехал робот с перекинутым через манипулятор органическим плащом.
– С чего ты взяла, что я соглашусь? Я раньше не так уж часто соглашался на работу.
– Во-первых, она твоя знакомая, а во-вторых, я всегда проделываю эту операцию, а когда ты отказываешься от работы, я всё удаляю.
– Сельма, ты лучшая во вселенной!
– Во вселенных. – Тактично поправил голос Сельмы из неоткуда.
– Хорошо – во вселенных, если это так, то ты сама составишь список покупок, и отправишь за ними шатл.
Ольга уже оделась, её кофточка из белой стала полупрозрачной, вчерашний вариант понравился Яну больше, но он решил оставить своё мнение при себе.
Ян со студенческой скамьи славился непритязательностью, а потому кроме порткомпьютера взял только свой любимый (и единственный) универсальный органический плащ и пошёл к шлюзу.
– Пока Сельма, будь умничкой, сохрани себя и мой дом в целости.
– Пока Ян, Ольга.
Ольга предпочла промолчать.
Шлюз открылся абсолютно бесшумно, давление в обоих помещениях было подогнано идеально. Ян с Ольгой по очереди вставили большой палец в стационарный сканер, прошли на корабль и опять отдали частичку себя, но уже корабельному сканеру. Оба сканера взяли одинаковые пробы ДНК, и некоторые другие метрические данные двух людей, единственное различие в записях двух сканеров это пометки "12.11...54 11:18:23-48, убыли на судно НСЗФ-462-Райская птичка-5" и "12.11...54 11:18:47-06, прибыли с частного космического тела №ССАЧМ1289453507". Эти данные останутся в памяти сканеров до тех пор пока они не уловят полицейский сигнал. Тогда информация о людях сольётся в общую базу данных, после, скорее всего, они пролежат до установленной смерти этого человека и будут уничтожены, но стоит ему совершить преступление, и эти данные будут самой достоверной уликой в любой системе землян. В сверхбольшом государстве каждый человек учитывался и отслеживался, но почти никто и никогда этим не пользуется. Тотальная слежка стала нормой, обыватель привык и забыл про неё. Теперь люди удивлялись, как когда-то давно кто-то мог этого бояться, тем более, что в том мире практиковалась врачебная тайна, почему раньше люди доверяли свои секреты врачам и священникам, но боялись их доверить полиции. Сейчас, когда убийство обывателя – планетарная сенсация, а мелкое воровство – городская, непонятно почему праотцы предпочитали умирать от рук грабителей, чем сообщить полиции во сколько и куда они ушли из дома. Но сейчас Ян с Ольгой об это даже не задумались, они проделали это механически, как делали это миллионы раз, с самого раннего детства, как это сделали одновременно с ними тысячи людей во всех уголках Федерации. Для них это была такая же часть культуры как здороваться при встречи, или ходить в туалет в специально отведённых местах.
Однокурсники, тихо переговариваясь, миновали шлюз, и прошли в кают-компанию. Кают-компания представляла собой нечто среднее между конференц-залом и кафе, четыре входа по углам. Четыре стены постоянно работающие в режиме мониторов во все стены создавали иллюзию открытого космоса. Здесь, на одном из видеоокон, было видно как корабль отстыковался от дома Яна, и они медленно стали расходиться, болид поправил свою орбиту иглами плазмы, секундой позже корабельные маневровые дюзы тоже выплюнули струи плазмы ориентируя корабль на ближайший портал. Ян представил как сейчас Сельма перевела робота на магнитную подушку, прикрепила все вещи либо магнитными захватами, либо ремнями и отключила гравитацию, собрала весь воздух, отключила терморегуляцию, и приостановила генератор – теперь энергии почти не требовалось. Его дом был законсервирован, жизнь на метеорите обходилась недёшево, но имела свои преимущества, одно из них как раз и состояло в том, что в таком виде его дом мог сохраняться веками, даже через тысячи лет это небесное тело будет лететь по непересекающийся с другими объектами орбите, с почти неиспользованным запасом энергии.
Ян почувствовал, как поднимается в душе тревога, как-то быстро он сорвался с насиженного места, и слишком быстро он удаляется от своего дома. Он попытался себя успокоить, но тревога лишь усилилась. Через имплантант компьютер на запястье почувствовал состояние Яна и через всё тот же имплантант запросил не стоит ли ввести успокоительное или обратится к врачу? Ян отменил операции, подумав с ещё большей тоской что это, к сожалению даже не подобие Сельмы, ему не объяснишь что такое тоска, и он не сможет понять, почему сейчас это нормальное состояние его души. Ян отвернулся от экрана, немного погодя встал и почти неслышно попросил компьютер показать его каюту, на матово-стальном полу высветилась жемчужно-белая полоса-проводник. Тупо уставившись в белую полосу Ян поплёлся из кают-компании.


Комментариев нет:

Отправить комментарий